Общественное движение «Чистая Россия»

Общественное движение «Чистая Россия»


Перейти к содержанию

Технологии, исследования


Наилучшая Доступная Эко Технология (НДЭТ) - размещение жидких промышленных отходов в глубокие, надежно изолированные горизонты земли, как экологически и экономически наиболее целесообразный способ ликвидации накопленного экологического ущерба
Доклад В.О. Фомина, технического директора АНО «Агентства инноваций среды обитания человека» на III Международном форуме «Санкт-Петербург - морская столица России. Экология» 29-30 марта 2012 года

Обращение с промышленными отходами, в том числе образующимися в виде растворов — это проблема, унаследованная от ХХ столетия. Ранее применявшиеся и продолжающие применяться способы, основным из которых является сброс промстоков в окружающую среду — реки, озёра и моря, на земную поверхность, накопление отходов в водохранилищах приводят к загрязнению окружающей среды и, в конечном итоге, к воздействию на человека.
Непредвзятое, внимательное изучение отечественного и зарубежного опыта по захоронению жидких отходов, не имеющих санитарно-надежных и экономически приемлемых методов очистки, показывает экономичность и надежность утилизации промстоков различных промышленных предприятий путем закачки в подземные горизонты и обеспечивает их развитие без ущерба для поверхностных водоемов.
Как сказано в статье "Грунтовые воды и водоносные горизонты: взгляд на "экзотическое использование" (журнал "Quarterly Journal of Engineering Geology", London, 1986) в разделе "Размещение отходов": "Промышленные стоки некоторых современных производств химической и металлообрабатывающей промышленности, а также радиоактивные материалы не поддаются обработке и не пригодны для обычных методов поверхностного удаления, а поэтому единственно приемлемым методом их ликвидации, в ряде стран, является глубокая закачка их с помощью поглощающих скважин, что представляется экономически целесообразным". Это является актуальным и сегодня.
Подземное захоронение жидких отходов рассматривается правительственными организациями США (ЕРА) как важное природоохранное мероприятие, предотвращающее загрязнение поверхностных и подземных вод питьевого качества.
Недра обладают уникальными свойствами вмещать и удерживать в ограниченных объёмах скопления различных веществ в твёрдом и жидком виде, характеризуются стабильностью своих структур в течение длительных периодов времени. Захоронение отходов в недрах может рассматриваться как возврат остатков использованных минеральных ресурсов. Оно возможно при благоприятных для этой цели геологических условиях, геологическое строение участка предполагаемого захоронения должно быть предварительно изучено.
Проблемы захоронения жидких (промстоков), пульпообразных отходов и газовых выбросов рассматривались 22–25 октября 2003 года на международной конференции в Беркли, США, организованной агентством по охране окружающей среды США (ЕРА) и Департаментом энергетики (DOE) при спонсировании рядом научных и коммерческих организаций США. Было представлено 70 докладов учёных и специалистов различных стран, в т. ч. 17 докладов российских специалистов. Как следует из материалов конференции, в США продолжает расширяться применение этой природоохранной технологии обращения с отходами, которая за рубежом носит название глубинной инжекции через скважины (Deep Well Injection).
Безопасность полигонов подземной изоляции (захоронения) жидких радиоактивных отходов и токсичных промышленных стоков подтверждена в решении международного научно-технического семинара «Опыт эксплуатации полигонов глубинной изоляции (захоронения) промышленных стоков и жидких радиоактивных отходов», проходившего в 2005 году в г.Дмитровград. В семинаре принимали участие 23 предприятия и организации России, 3 - из США (US Environmental Protection Agency Lawrence Berkeley National Laboratory, TSA Inc.) и одна из Хорватии (INA Oil industry Pic. (Загреб). Было представлено 40 докладов, включая 5 докладов зарубежных специалистов.
На семинаре были рассмотрены результаты исследований и применения технологии глубинной изоляции (захоронения) жидких промышленных отходов (промстоков) в геологических горизонтах, включая обоснование безопасности и воздействие на окружающую среду, опыт эксплуатации промышленных хранилищ и полигонов, проведения мониторинга, моделирование и прогнозирование процессов поведения отходов в недрах, нормативно-правовое регулирование, взаимоотношения с общественностью и населением.
Более половины территории России пригодно для использования метода захоронения промстоков в глубоких подземных горизонтах. Прежде всего, это относится к промышленно развитой Европейской части и Западной Сибири.
Как известно, в бассейне реки Волги располагаются тысячи предприятий, которые сбрасывают неочищенные или недостаточно очищенные жидкие отходы в Волгу в расчете на дальнейшее их разбавление. В результате, не только в Волгу, но и в другие водоемы, в воздух и почву поступают загрязнения от химических, фармацевтических, машиностроительных, электронных, гальванических, энергетических, текстильных, пищевых, животноводческих и других предприятий.
В начале 90-х годов ФГУП "ГНЦ "НИОПИК" занимался разработкой программ НИР для создания региональных центров утилизации жидких загрязнений. Программы были выполнены для пяти промузлов: Новомосковского, Тамбовского, Волжского, Заволжско-Кинешемского и юго-восточной промзоны Москвы. В то время, по известным причинам (переход к рыночной экономике), эту проблему не удалось преодолеть.
На протяжении многих лет находятся в эксплуатации полигоны по закачке промстоков построенные по разработкам ФГУП "ГНЦ "НИОПИК". Это Тамбовское ОАО "ПИГМЕНТ" (более 40 лет), Новомосковское ОАО "КОС"(20лет), ЗХЗ (преемник "Стройхимматериалы") (более 10-ти лет), Волжское ОАО "Волжский Оргсинтез" (более 15 лет).
Работы по строительству комплекса по закачке токсичных, промышленных сточных вод заволжского химического завода (3Х3) были начаты в 70-е годы двадцатого века. В качестве емкости для закачки был выбран серпуховско-окский водоносный горизонт - пласт-коллектор, залегающий на глубине около 1000 м под 20-ти метровой толщей глин регионального верейского водоупора. Пласт-коллектор представлен доломитами трещиноватыми с прослоями доломитизированных известняков, алевролитов, глин.
Комплекс по закачке располагается в левобережной части р. Волги в г. Заволжске Ивановской области.
В состав комплекса входит:
7 скважин, в том числе 3 рабочие скважины, из них 1 нагнетательная, 2 резервные, и 4 наблюдательные. Все рабочие скважины располагаются на промплощадке 3X3.
По расчетам, выполненным исходя из предполагаемого объема закачки промстоков с интенсивностью до 4,4 тыс. м3/cyт, за 25-летний срок эксплуатации комплекса зона растекания нагнетаемых в окско-серпуховские горизонт промстоков должна охватывать территорию радиусом 12 км.
Промышленная закачка промстоков в глубокие горизонты была начата в 1997 году. Начиная с 1997 года по 2002 год ежегодный объем закачки составлял 2,4 - 2,5 тыс. м?/сут. С 2002-2007 г.г. объемы снизились в 3-5 раз.
К 2012 году суточный объем закачки не превышает 300-400 м.куб/сутки. В 2011 году Полигон прошел гос.экспертизу ГКЗ, после чего лицензия на недропользование была продлена до конца декабря 2035 года.
В то же время ситуация с утилизацией жидких отходов в стране продолжает оставаться сверхактуальной.
Для улучшения создавшегося положения необходим комплекс мер, в основе которых может стать создание региональных центров по утилизации жидких (или переводимых в жидкую форму) загрязнений с использованием геологической среды.
На первом этапе создания региональных центров, имеющиеся полигоны закачки могут быть использованы как базовые центры. Многолетняя эксплуатация действующих полигонов позволяет утверждать, что геологические условия этих территорий благоприятны для создания регионального центра.
Опыт использования действующего полигона для закачки жидких отходов других предприятий имеется в небольшом масштабе в «Оргсинтезе» (г. Новомосковск, Тульской области), «Заволжский Химический Завод»/Ивановском Филиале ЗАО «Стройхимматериалы» (СПб).
Региональные центры по утилизации жидких отходов можно создать на базе ОАО "Волжский Оргсинтез" для предприятий г. Волжского или на базе Новомосковского ОАО "КОС" для предприятий Тульской области и ЦФО, на полигоне Заволжского комплекса «Стройхимматериалов» для предприятий ЦФО и ПФО.
Мировой опыт и результаты исследований подтверждают вывод, что технологии глубинной изоляции отходов являются прогрессивными и природоохранными. Безопасность глубинного захоронения жидких отходов и промстоков подтверждена более чем 50-летним опытом, наблюдениями и специальными исследованиями, результатами прогнозных расчетов и математического моделирования.
Однако на местном уровне у предприятий, эксплуатирующих подобные комплексы, периодически возникают проблемы, как с надзорными органами, так и с местными органами власти. В большинстве случаев это связано с противоречиями одних законодательных актов другим и различными местническими интересами групп влияния.
Так, 5 июля 2007 года Арбитражный суд по Волгоградской области удовлетворил иск ОАО «Волжский Оргсинтез» к Нижне-Волжскому управлению Ростехнадзора. В исковом заявлении химики, в частности, потребовали «обязать уполномоченный орган выдать им лимиты на закачку жидких отходов на специализированном полигоне закачки». Понятно, что подобное разрешение является обязательным условием функционирования любого производства и «Оргсинтез» – не исключение.
В решении суда сделан вывод, что метод закачки жидких отходов ОАО «Волжский Оргсинтез» в глубокие изолированные подземные горизонты является единственным на сегодняшний день приемлемым с экономической точки зрения методом решения проблемы. Экологическая приемлемость способа закачки подтверждена результатами опытно-промышленной эксплуатации полигона. Полученные результаты указывают на благотворные гидрогеологические условия полигонов, подтверждают надежность конструкции сооружений и задействованных скважин.
Ярким примером безответственного отношения к предприятиям, эксплуатирующим комплексы по утилизации, является история с полигоном по утилизации промышленных стоков в ОАО «Оргстекло» г. Дзержинска.
Полигон, на котором размещались в глубоких горизонтах земли не поддающиеся обезвреживанию жидкие отходы симазина, эксплуатировался до 1996 года. В 1995 под давлением муниципальных властей предприятию не продлили лицензию на пользование недрами для захоронения токсичных отходов, что стало одной из причин банкротства ОАО «Оргстекло» в 2001 году.
На заседании регионального совета экологической безопасности были озвучены сверхтревожные факты: ограждения полигона сломаны, надскваженные сооружения находятся в аварийном состоянии, и происходит утечка высоко-минерализованных подземных вод через подвергшиеся коррозии скважины. По решению совета внешний управляющий ОАО «Оргстекло» г. Дзержинска обязан был за свой счет ликвидировать полигон. Однако у предприятия средств на тампонаж скважин небыло. Сегодня этот вопрос вновь ставиться уже в форме выделения федеральных средств на ликвидацию накопленного экоущерба. Полигон фактически остается бесхозным, и специалисты прогнозируют возможные в ближайшее время чрезвычайные ситуации.
Уже не первый год судится Салаватнефтеоргсинтез. Их дело дважды доходило до окружного суда, один раз до Высшего арбитражного суда и в настоящий момент уже третий раз разбирается в арбитражном суде Башкортостана, как экономическое давление на предприятие – полигоне размещения отходов/промстоков.
Судится с прокуратурой Заволжского района и УФСБ по Ивановской области и ЗАО «Стройхимматериалы». За последние два года на предприятии проведено 16 проверок за два года, занесенных в «Журнал проверок», не считая проведенных районной прокуратурой и местным УФСБ, (а их еще более 15), которые в Журнал не занесены. Ивановское УФСБ не располагая специалистами в области экологии, пренебрегая мнениями компетентных надзоров об отсутствии экологических и юридических нарушений, заводят уголовное дело по факту якобы нарушения, выдвигая тезис, что смешение промстоков и жидких отходов – это обезвреживание, как лицензируемая деятельность, переводя спор в экономическую плоскость. Обезвреженные отходы и стоки, как более широкое понятие отходов не размещают на спецполигонах, а возвращают после обезвреживания в водоем. Обезвреживание и размещение, как вид деятельности - различны. Для полигона, имеющего лицензию на размещение отходов, не требуется лицензия по обезвреживанию, как виду деятельности, потому, что после обезвреживания размещать нечего. Но региональный тезис «не пущать «чужих отходов» важнее для силовиков – исполнителей. Местничество «Военных троек» (районный суд, районный прокурор, силовик – аффилирован с местными властями) по низам – реалии решений на местах и к сожалению это типично в регионах и разрушительно для экологии, бизнеса и инфраструктуры.
Причем решение Заволжского районного суда разрешает размещение в глубинные горизонты «местных отходов», запрещая захоронение отходов из других регионов России. Нарушая, таким образом, конституционные права граждан других регионов, что приводит часто к плачевным последствиям случайных решений и Чрезвычайным Ситуациям. Как с Чебоксарским Химпромом: Стройхимматериалы и Химпром безопасно и законно разместили около 2000 тн. хлорорганики на подземном полигоне. Местническое решение Заволжского районного суда «не пущать соседских» приостановило работу, безопасную и законную, что вынудило искать Чебоксарский Химпром через аукцион новых лицензированных подрядчиков и как следствие – случайные люди, ЧП в Удмуртии с 160 тн. хлорорганики слитыми в открытые емкости. Ищут кто виноват конечно…, но почему не работалось? Ивановским чиновникам пришлись не по духу чебоксарские производственники (а их не вычеркнешь из жизни…), и к сожалению ответственности за последствия каждый верящий в свою правду чиновник не несет, у него «все в порядке». Жаль. Межрегиональные конфликты и местничество – это реальная проблема для экобизнеса и населения. Непредвзятое, объективное рассмотрение Верховным судом кассационной жалобы Стройхимматериалов, на решение Заволжского районного суда о прекращении работы СХМ с «неместными» отходами, которая поддержана Министреством Природных Ресурсов, могло бы восстановить налаженную, экологически безопасную и законную (неоднократные межведомственные проверки это подтверждают) работу по размещению ЧХУ на полигоне в СХМ Ивановской области, как с Химпорма (хлорорганику то девать и далее некуда), так и вместе с МЧС минимизировать последствия ЧП в Удмуртии, разместив эти 160 тн на полигоне в Заволжске. Это решение могло бы ответить и на вопрос ЧТО ДЕЛАТЬ, СК разберется кто виноват, что бы это не повторялось.
Необходима Политическая Воля, чтобы деньги в Экологии появились и эффективно использовались. Федеральная государственная и общественно-профессиональная (Саморегулируемая Организация (СРО)) координация и популяризация жизненно востребованы, чтобы избежать межведомственных и местнических интересов и конфликтов различных групп, которые ориентированы не на развитие и модернизацию (складывание и умножение), а на деление и отнимание (административная безответственность, рейдерство и т.д.). Все это необходимо урегулировать в интересах экологии Российской Федерации, СНГ, (река Волга/Каспий) здравого смысла, действующего (меняющегося) законодательства и использования Наилучшей Доступной Эко Технологии (НДЭТ) в экологии, в том числе и размещения промышленных отходов в глубокие горизонты земли, а потом уже, говорить и делать следующие шаги по пути экологии и прогресса к светлому российскому завтра.


Захоронение промстоков в России и за рубежом

Ежемесячный журнал атомной энергетики России "Росэнергоатом" №12 2003г.

Обращение с промышленными отходами, в том числе образующимися в виде растворов и пульп, — это проблема, унаследованная от ХХ столетия. Ранее применявшиеся и продолжающие применяться способы, основным из которых является сброс промстоков в окружающую среду — реки, озёра и моря, на земную поверхность, накопление отходов в водохранилищах приводят к загрязнению окружающей среды и, в конечном итоге, к воздействию на человека.
Кардинальное решение проблемы — это отсутствие отходов, когда всем веществам, образовавшимся в процессе производства материалов или энергии, придаются свойства, позволяющие использовать эти вещества в различных целях или сохранять до того времени, пока это использование будет целесообразным. Однако затраты для реализации подобных технологий весьма велики, и применение их в настоящее время потребует увеличения стоимости выпускаемой продукции (принцип «платит загрязнитель») и в итоге вызовет снижение уровня жизни населения, или потребует увеличения налогов на производителей для создания различных бюджетных фондов для обращения с отходами, что будет иметь тот же результат. Поэтому применяются различные технологии обращения с промстоками, сочетающие достаточную защиту окружающей среды и человека с приемлемыми экономическими показателями. Одна из таких технологий — захоронение промстоков в глубокие геологические формации или недра.
Недра обладают уникальными свойствами вмещать и удерживать в ограниченных объёмах скопления различных веществ в твёрдом и жидком виде, характеризуются стабильностью своих структур в течение длительных периодов времени. Захоронение отходов в недрах может рассматриваться как возврат остатков использованных минеральных ресурсов. Оно возможно при благоприятных для этой цели геологических условиях, геологическое строение участка предполагаемого захоронения должно быть предварительно изучено.
Проблемы захоронения жидких (промстоков), пульпообразных отходов и газовых выбросов рассматривались 22–25 октября 2003 года на международной конференции в Беркли, США, организованной агентством по охране окружающей среды США (ЕРА) и Департаментом энергетики (DOE) при спонсировании рядом научных и коммерческих организаций США. Было представлено 70 докладов учёных и специалистов различных стран, в т. ч. 17 докладов российских специалистов. Как следует из материалов конференции, в США продолжает расширяться применение этой природоохранной технологии обращения с отходами, которая за рубежом носит название глубинной инжекции через скважины (Deep Well Injection).
Захоронение промстоков состоит в их нагнетании через буровые скважины в глубокозалегающие пласты пористых проницаемых пород (пласты-коллекторы), изолированные от поверхности слабопроницаемыми глинистыми породами. Нагнетаемые через скважины отходы заполняют поровое пространство пласта-коллектора, вытесняя подземные воды и частично смешиваясь с ними. В результате в пласте-коллекторе образуется залежь отходов, на периферии которой располагается переходная зона — область смешения отходов и пластовых вод. Пласты-коллекторы, используемые для захоронения, должны удовлетворять определённым требованиям: они не должны содержать пресных вод и должны быть изолированы от последних, обладать соответствующей ёмкостью, чтобы отходы размещались на ограниченной площади. Свойства пластов-коллекторов должны быть известны, чтобы можно было прогнозировать последствия захоронения и осуществлять наблюдения за состоянием недр и заполнением их промстоками.
Как правило, захоронение промстоков проводится в коллекторские горизонты, залегающие на глубинах от нескольких сотен до нескольких тысяч метров, содержащие минерализованные воды с концентрацией солей в десятки и сотни граммов в литре, не пригодные для использования в каких-либо целях. Естественные скорости движения подземных вод в таких пластах характеризуются значениями от долей метра до несколько метров в год. Ёмкость подобных пластов достаточна велика, так, на 1 м2 пласта может разместиться 1–5 м3 промстоков. Это означает, что объём отходов, например, удаляемых в течение 30 лет по 1000 м3 в сутки займёт площадь пласта-коллектора, которая может быть представлена кругом с радиусом 1–2 км. Отходы будут изолированы в установленных границах и не окажут какого-либо влияния на поверхность и неглубокозалегающие пресные воды.
В США имеется более 400 скважин для захоронения промстоков различных отраслей промышленности. Осуществляется захоронение стоков, образующихся на предприятиях коммунального обслуживания. Федеральный закон о защите питьевых вод определяет основные требования к использованию недр для захоронения промстоков. Имеются законы штатов, в которых также рассматриваются правила захоронения. В то же время в штатах, где нет соответствующих геологических условий для захоронения, в законодательстве имеются запреты на применение этой технологии. Контроль за захоронением промстоков осуществляет Федеральное агентство по охране окружающей среды и соответствующие организации штатов. Для того чтобы получить разрешение (лицензию) на использование недр для захоронения промстоков, необходимо представить обоснование — доказательство, что захораниваемые отходы будут находиться в пределах устанавливаемых границ в течение 10 тыс. лет и не повлияют на пресные воды, пригодные для использования в качестве питьевых. Для подготовки обоснования проводятся исследования геологического строения и гидрогеологических условий участка, прогнозные расчёты и моделирование. В США имеется федеральная программа контроля глубинной инжекции промстоков.
В последние годы получила развитие технология захоронения пульпообразных отходов в режиме гидроразрыва пласта. Прежде всего, эта технология применяется для отходов бурения (шламы выбуренных пород и буровые растворы) для глубоких скважин на морских платформах и на территориях с особым экологическим статусом (например, Аляска). В ряде случаев производится переработка твёрдых отходов в пульпу с тем, чтобы их можно было удалить через скважины. В Хорватии проводится захоронение отходов крупного мясокомбината, для чего они предварительно перемалываются для придания им свойств пульп и зольных остатков.
Новое направление использования недр — захоронения токсичных и агрессивных газовых выбросов и диоксида углерода для борьбы с «парниковым эффектом». В США и Канаде проводятся исследования и опытные работы.
В России захоронение промстоков применяется на предприятиях атомной промышленности (жидкие радиоактивные отходы и нерадиоактивные промстоки), химической промышленности (отходы производства красителей и оргсинтеза), при добыче и переработке нефти и газа. Осуществляется захоронение солевых отходов установок водоподготовки на ТЭЦ–26 г. Москвы.
В настоящее время завершается строительство полигона глубинного захоронения промстоков Калининской АЭС. В качестве пласта-коллектора выбран тискреско-балтийский горизонт, залегающий на глубинах 1280–1350 м, состоящий из песков и содержащий солёные воды (220 г/л). На захоронение будут направляться солевые отходы химводоподготовки и дебалансные воды, содержащие тритий. Была проведена Государственная экологическая экспертиза обоснований и проектной документации, получено положительное заключение, оформлен горный отвод недр, лицензия на право пользования недрами.
Законодательную базу захоронения промстоков и жидких радиоактивных отходов в Российской Федерации составляют федеральные законы «О недрах», «Об отходах производства и потребления», «Об охране окружающей среды» и другие. В соответствии со ст. 101, п. 7 закона «О недрах» основаниями получения права пользования участками недр может быть решение правительства РФ, согласованное с органами исполнительной власти субъектов РФ для целей захоронения радиоактивных, токсичных и иных опасных отходов в глубоких горизонтах, обеспечивающих их локализацию. Имеются нормативные документы, направленные на обеспечение эффективности и безопасности захоронения отходов и промстоков.
В России имеется возможность расширения применения этой природоохранной технологии в различных отраслях промышленности и в различных регионах. В соответствии с картой условий захоронения жидких промышленных отходов (промстоков) на территории РФ, составленной ФГУП «Гидроспецгеология» (Министерство природных ресурсов, 1999), более 60 % территории характеризуется благоприятными условиями для захоронения жидких отходов.

А. Рыбальченко


Что показал эксперимент под Волжском?
Бюллетень "Гражданская инициатива" №1(1) февраль 1998 г.
Источник

Эксперимент, проводившийся на полигоне ОАО "Волжский оргсинтез" (Волгоградская область), меня заинтересовал еще тогда, когда он только начался. Между этим объектом и полигоном НИИАРа есть немало общего. Именно поэтому хотелось узнать не только конечный результат эксперимента, ради чего он ставился, но и то, как заинтересованные ведомства будут "обрабатывать" своих оппонентов, общественность и население области. Собственно, в том, что такое давление будет осуществляться непременно, я был уверен. И не ошибся.
Если под Димитровградом в глубинные пласты закачиваются жидкие радиоактивные отходы, то под Волжским заинтересованное ведомство намерено нагнетать в недра (кстати, на такую же глубину, как и у нас, то есть на 1100 метров) химические промстоки. В связи с этим весьма примечателен такой факт: вопрос о глубинном захоронении промстоков Волгоградского промышленного узла был поставлен примерно в то же время, когда начал действовать димитровградский полигон. Из недр Миннефтехимпрома СССР соответствующая бумага вышла 28 октября 1970 года. Причем, за работу поначалу принялись те же ведомства, которые напрямую причастны к сотворению полигона НИИАРа, а именно: ГГП "Гидроспецгеология", называвшееся в ту пору Вторым гидрогеологическим управлением, и ВНИПИпромтехнологии, засекреченное под почтовый ящик М-5703. Их я называю потому, что именно эти ведомства до настоящего времени являются наиболее заинтересованными сторонами в выполнении проектов по глубинному захоронению промстоков. Логика тут проста: будут проекты - будут деньги.Ответственность же за загрязнение недр получается коллективной, это значит - никто не отвечает.
Тем не менее в семидесятые годы на строительство полигона под Волжским не пошли. Может быть, верх взял разум. Однако спустя большой период времени опаснейший объект все-таки соорудили (работы выполнялись в основном силами организаций Миннефтехимпрома), и в 1992 году была проведена опытная закачка пресной воды, а в последующем - так называемых модельных растворов, то есть разбавленных жидких отходов производства.
В отличие от нашего региона, где закачка начиналась в обстановке секретности и скрытности, волгоградцы о полигоне под Волжским все-таки имели определенную информацию и начали высказывать своё несогласие, свои контрдоводы. Если у нас соответствующие органы власти, в частности, областной комитет по охране природы и областной комитет по геологии и использованию недр даже не пытаются противостоять атомному ведомству, а, наоборот, всячески потворствуют осуществлению его планов, то в Волгоградской области дело с полигоном обстоит иначе. Опасные помыслы руководителей химических предприятий г. Волжского получили противодействие. Свое несогласие стали высказывать представители Госкомэкологии Волгоградской области, администрации г.Волжского, городской комитет по охране природы, общественные экологические движения.
Вот почему после всевозможных совещаний и согласований, а также под нажимом заинтересованной стороны было решено для эксперимента в течение определенного периода (не менее двух лет) закачивать не химические стоки, а модельные растворы. На мой взгляд, таким способом на основе якобы компромиссного решения волгоградцев все-таки пытаются втянуть в осуществление опаснейшего технологического процесса.
А то, что полигон под Волжским, как и подобный объект под Димитровградом, несет большую угрозу окружающей среде, можно судить хотя бы по такому факту, ставшему мне известным из полученных документов.
Вот его суть. По результатам контрольной проверки экологов, проведенной в феврале-марте 1997 года, в наблюдательных и контрольных скважинах полигона были обнаружены загрязняющие компоненты техногенного происхождения, характерные для отходов ОАО "Волжский оргсинтез": фенолы, толуол, бензол, нафталин, нефтепродукты, азот аммонийный и др.
Особо следует подчеркнуть, что в контрольных скважинах, оборудованных на вышележащий буферный горизонт, установлено наличие компонентов несвойственных для подземных вод и в весьма заметных количествах. Их концентрации: метанол - до 0,76 миллиграммов в литре, толуол - до 0,43, нафталин - до 0,135, азот аммонийный - до 12,75 миллиграммов в литре.
По предположению волгоградских экологов, источником поступления загрязняющих компонентов в контрольно-буферный горизонт является рабочая (нагнетальная) скважина полигона. (В скобочках напомню: под Волжским пока идет закачка всего лишь модельных растворов, то есть разбавленных химстоков. А что будет, если начнут качать настоящие химические отходы?!)
Теперь перенесемся к димитровградскому полигону. Известно ли нам, какую воду пьют жители западной части города, которая забирается примерно в 2-2,5 километрах от нагнетальных скважин полигона? К сожалению, таких данных я пока не сумел раздобыть. Ведь городской центр санэпиднадзора соответствующим оборудованием не располагает, а городской комитет по охране природы совсем отстранен от контроля за полигоном. Мне лишь известно, что в воде, получаемой из некоторых водозаборных скважин, радиоактивность зафиксирована. Но какие именно радионуклиды в воде содержатся, каков их объем в одном литре, я так и не смог выведать в ведомственном санэпиднадзоре, который опекает НИИАР. Ответ был примитивно простым: показатели, мол, на уровне фона!
В отличие от природоохранных органов Ульяновской области в Волгоградской области противостояние между экологами и владельцами полигона сохраняется до настоящего времени. Не буду пересказывать все остальные контрдоводы противников полигона, сообщу еще только о том, что по настоянию волгоградцев в 1995 году была проведена экспертиза полигона. Однако в состав экспертной комиссии оказались включены заинтересованные в ее положительном результате лица. Они имеют отношение к созданию или эксплуатации как волжского, так и димитровградского полигонов. В их числе, например, доктор геолого-минералогических наук, зам. начальника Управления гидрогеологии и геоэкологии Роскомнедра В.А.Грабовников, профессор, доктор геолого-минералогических наук, главный научный сотрудник Института физики Земли И.Г.Киссин, кандидат геолого-минералогических наук, начальник лаборатории глубинного захоронения жидких радиоактивных и промышленных отходов ВНИПИпромтехнологии А.И.Рыбальченко и некоторые другие. В Волгограде не стали преклоняться перед их титулами, как было в нашей области, а просто-напросто подвергли критике и сомнениям целый ряд доводов этих лиц. Вот и представитель администрации города Волжского, заведующий промышленно-транспортным отделом В.Д.Ивлев, входящий в состав экспертной комиссии, высказал свое несогласие. В замечаниях он, в частности, написал: "Считаю ошибочным утверждение о том, что закачка с экологической точки зрения является безопасной по отношению к альтернативной... Список используемой литературы крайне мал, тенденциозен, используются в основном публикации членов комиссии..."
В конце концов была назначена и сравнительно недавно проведена повторная экспертиза полигона. Свое окончательное заключение она пока не выдала, но в Волгограде надеются, что оно будет более объективным, чем прежнее.
А еще не могу не упомянуть о парламентских слушаниях, проведенных летом 1997 года комитетом по экологии Государственной Думы. Инициатором выступили опять-таки представители общественности города Волгограда. Но о том, как эти слушания проходили и какую позицию заняли на них организации заинтересованных ведомств, в том числе Минатома, следует рассказывать особо. Данная история тоже весьма поучительная.


Международные исследования подтвердили безопасность глубинных хранилищ
Сборник "Чернобль: Долг и мужество" Том I. Глава II.
Источник

Глубинное захоронение жидких РАО является одним из наиболее дебатируемых вопросов обращения с РАО и часто подвергается незаслуженной критике не только со стороны общественности, но и ряда специалистов и контролирующих органов.
Между тем подземное захоронение жидких отходов является прогрессивной природоохранной технологией, с помощью которой можно предотвратить их отрицательное воздействие на окружающую среду и здоровье людей, и попытки введения запрета на нее чреваты негативными последствиями - и экономическими, и экологическими. Так считают те, кто хорошо знаком с этим способом обращения с РАО. Специалистам в этой области совершенно очевидно, что нет никаких оснований отказываться от технологии, что ее негативное восприятие носит, как показывает практика, субъективный характер.
Поскольку доводы российских ученых кажутся нашим соотечественникам недостаточно убедительными, для формирования объективного мнения руководством Минатома РФ было инициировано проведение международных проектов по оценке последствий захоронения жидких РАО.
Результаты исследований, выполненных в их рамках, стали темой состоявшегося в конце прошлого года заседания секции № 3 ("Обращение с радиоактивными отходами") Четвертого научно-технического совета Минатома.
Глубинное захоронение жидких РАО в нашей стране началось в конце шестидесятых годов. Для этого были созданы три специальных полигонах в районе Сибирского химического комбината (Северск), Горно-химического комбината (Железногорск) и ГНЦ РФ "НИИАР" (Димитровград).
Идея закачки жидких отходов под землю принадлежит не атомщикам, они всего лишь вовремя и успешно применили технологию, которая используется и в других отраслях. Благодаря ей удалось избежать создания многочисленных поверхностных открытых хранилищ и предотвратить сброс РАО в гидрографическую сеть.
Созданию полигонов подземного захоронения предшествовали геологоразведочные работы и исследования, которые выполнялись специализированными организациями Министерства геологии, в проведении исследований принимали участие институты Академии наук.
Глубинное захоронение жидких РАО с самого начала осуществлялось на базе действовавших законодательных актов и не противоречит международным соглашениям в области атомной энергии, в том числе Объединенной Конвенции о безопасности обращения с отработавшим топливом и о безопасности обращения с радиоактивными отходами, к которой Российская Федерация присоединилась в 1999 году. Основным законодательным документом, на основании которого осуществляется глубинное захоронение жидких РАО, является Закон "О недрах...". Эксплуатация всех трех глубоких хранилищ осуществляется на основании соответствующих лицензий.
Специалисты уверены, что на сегодняшний день инжекция жидких РАО в глубинные горизонты является самым правильным способом обращения с ними. Это подтвердили и результаты исследований, выполненных в рамках международных проектов.
За последние пять лет было выполнено четыре таких проекта, в которых участвовали иностранные и российские специалисты.
Фирмы АЕА Technology (Великобритания) и GAG (Германия) вместе с ГНЦ "НИИАР" и ВНИПИпромтехнологии провели исследования полигона в Димитровграде. Этот проект назывался "Исследование и моделирование миграции радионуклидов и возможных радиологических последствий глубинного захоронения жидких РАО".
В Северске и Железногорске велись работы при участии двух немецких (С&Е Consulting und Engineering и Stotler Ingenieurtechnik GmbH) и одной бельгийской (SCK/CEN) фирм.
Еще одно исследование на красноярском полигоне - "Оценка воздействия захоронения жидких РАО Горно-химического комбината" - выполнялось Международным институтом прикладного и системного анализа (IASSA) при участии отраслевых (ВНИПИпромтехнологии и ГХК) и академических (ИГЕМ РАН, ИФХ РАН) организаций.
А в Северске при участии американцев (Sandia NationaF Laboratories) осуществлялся проект "Разработка геофильтрационной и геомиграционной моделей захоронения жидких РАО в районе глубокого хранилища Сибирского химического комбината". Еще один проект - "Разработка компьютерной модели геологического строения и гидрогеологических условий глубоких хранилищ жидких РАО СХК", исполнителями которого являются американская PNL и российские ГГП "Гидроспецгеология", СХК и ВНИПИпромтехнологии, находится в стадии выполнения.
Выполненные в составе международных проектов оценки подтвердили высокий уровень безопасности захоронения жидких РАО на всех трех полигонах. Западные специалисты убедились в правильности теоретического обоснования метода, надежности выполненных отечественными специалистами при проектировании полигонов прогнозов, полную экологическую безопасность продолжения эксплуатации и последующей консервации полигонов. Они также сделали вывод о возможности организации новых полигонов, если возникнет такая необходимость и позволят гидрологические условия.
Почему бы и нет, если подземные хранилища жидких РАО не оказывают негативного влияния на население и окружающую среду и не будут его оказывать ни в близком, ни в далеком будущем. Даже при самых фантастических сценариях, а западные методики предусматривают до 130 различных сценариев (вплоть до падения метеорита, перетекания через тектонические зоны и наступления оледенения), дозовые нагрузки от захороненных отходов окажутся ничтожно малыми. При нормальном же сценарии о каком-либо влиянии говорить вообще не приходится - геологические формации гарантируют надежную изоляцию РАО на века.
Материалы международных проектов учитывались при определении технической политики в отношении глубоких хранилищ жидких РАО и продолжения их эксплуатации. Так, в настоящее время по заданиям предприятий, где есть эти хранилища, ВНИПИ-промтехнологии разрабатывает обоснование инвестиций для продолжения их эксплуатации.
Результаты проектов учитывались при доработке проекта Концепции "Обращения с радиоактивными отходами в Российской Федерации" (редакция 2000 года). Они опубликованы в печати и представлены в Интернете.
То есть сотрудничество российских и иностранных специалистов по изучению полигонов подземного захоронения жидких радиоактивных отходов оказалось довольно успешным и с научной, и с политической точек зрения. Поэтому секция Четвертого научно-технического совета одобрила эту деятельность и рекомендовала продолжить практику организации международных исследовательских проектов.
Начало работ по созданию ядерного оружия (ЯО) характеризовалось строжайшей секретностью, дисциплиной и ответственностью за выполняемые работы. В этот период была отработана система отбора и профессиональной подготовки персонала, производственно-технические инструкции и правила проведения опасных работ в процессе изготовления, транспортировки, испытаний и эксплуатации ЯО и его компонентов.
С разработкой и принятием федеральных законов, регламентирующих использование ядерной энергии, о ядерном оружии и обеспечении безопасности ЯО, указов Президента и постановлений Правительства началось становление Государственной системы обеспечения безопасности ЯО, базирующейся на сочетании правовых, нормативных, технических, организационных, социальных и экономических мер, а также персональной ответственности руководителей всех уровней.
В современных условиях ключевыми элементами безопасности являются:
система допуска к ЯО надежного и квалифицированного персонала;
экспертиза разрабатываемых конструкций специальными комиссиями;
наличие специализированных научно-технических советов в области безопасности;
авторский надзор разработчиков;
персональная ответственность должностных лиц.
В целях совершенствования системы обеспечения безопасности работ с ЯЗ и ЯБП и подготовки предприятий ЯОК Минатома России к лицензированию в соответствии с "Положением о лицензировании деятельности по использованию радиоактивных материалов при проведении работ по использованию атомной энергии в оборонных целях" (утверждено Постановлением Правительства РФ от 20.06.2000 г. № 417) приказом министра с 01.01.2001 г. введено в действие "Руководство по проведению аттестации работников предприятий ЯОК Минатома России по безопасности работ с ЯЗ, ЯБП и их составными частями".
Для реализации подготовительных мероприятий (типовых технических заданий, учебных планов и программ обучения), направленных на реализацию системы аттестации работников ЯОК, были привлечены Государственный центральный институт повышения квалификации (ГЦИПК, г. Обнинск) и Московский институт повышения квалификации (МИПК). Работа проводилась под руководством Департамента безопасности и чрезвычайных ситуаций.
В декабре 2000 года в ГЦИПК и МИПК был проведен пилотный курс для руководителей по программе "Основы безопасности при проведении работ с ЯЗ, ЯБП, их компонентами и радиоактивными веществами". Предварительно слушателям были направлены разработанные контрольные задания для самостоятельной подготовки.
В ГЦИПК в рабочую папку слушателя были вложены материалы по темам:
"Основы законодательной и нормативной базы по обеспечению безопасности ядерного оружия";
"Научно-технические подходы к обеспечению безопасности ядерных зарядов и боеприпасов, предотвращению и уменьшению последствий ядерных и радиационных аварий с ядерным оружием";
Конспекты лекций преподавателей.
Для проведения занятий привлекались:
Академик РАН Б.В. Литвинов, РФЯЦ-ВНИИТФ им. академика Е.Н. Забабахина; А.А. Бриш, почетный научный руководитель ВНИИА им. Н.Л. Духова;
Г.А. Новиков, заместитель руководителя ДБЧС Минатома России.
В ГЦИПК обучение прошли 16 руководителей с различных предприятий Минатома.
По окончании занятий проведен "круглый стол" с участием заместителя министра И.М. Каменских, на котором обсуждены итоги прошедших занятий, высказаны замечания и предложения.
В процессе обсуждения было высказано мнение, что своевременность проведения повышения квалификации дает возможность новому поколению работников и специалистов ЯОК в сложных условиях реструктуризации обновить знания в областях:
диагностика управления специальной безопасностью на предприятии;
проектирование, испытание, производство, транспортирование, хранение, разборка ЯО;
коммуникационные процессы в групповой работе;
методические средства выработки и принятия решения по вопросам безопасности ЯО в различных ситуациях.
Слушатели были единодушны в том, что подобные учебно-практические семинары, посвященные обсуждению в узком кругу профессионалов вопросов спецбезопасности, создают атмосферу научного поиска, творчества и воспитания высочайшей ответственности, способствуют передаче накопленного опыта новому поколению специалистов.


Экологически чистые технологии:
подземное захоронение отходов производства на месторождениях промрассолов

Агенство научно-технической информации
Источник

В современной обстановке практически повсеместного загрязнения окружающей среды особо актуальны при разведке и разработке месторождений полезных ископаемых методами глубокого бурения становятся вопросы обеспечения экологической безопасности. Инженерно-экологические мероприятия на буровых площадках позволяют не только избежать аварий, но и предотвратить загрязнение окружающей природной среды, осуществлять контроль ее качества, проводить рекультивацию нарушенных земель.
В настоящий момент в России накоплено 80 млрд. тонн отходов. Их утилизация представляет одну из самых серьезных эколого-экономических задач. Традиционно используемые для этого методы складирования отходов на поверхности или их очистка (переработка) уже не удовлетворяют требованиям дня. При складировании необходимы значительные площади для строительства полигонов твердых отходов, либо специальные бассейны для жидких отходов. Свободных пространств для такого строительства остается все меньше и меньше, а последующая эксплуатация таких полигонов и бассейнов, их рекультивация требуют значительных финансовых средств. Еще больше усилий требуется для очистки или переработки отходов. Например, из ежегодно образующихся 90 млн. тонн только промышленных токсичных отходов, так или иначе, используется только 37,8%, а обезвреживается полностью всего 7,2%. Остальные отходы поступают в окружающую среду.
Месторождения промышленных рассолов в высоконапорных глубоких горизонтах земной коры имеют особую специфику разработки и эксплуатации.
Главными отходами производства здесь являются:
* буровые и тампонажные растворы;
* шлам-выбуренные горные породы;
* буровые сточные воды;
* пластовые минерализованные воды;
* продукты сгорания топлива при работе двигателей внутреннего сгорания и котельных;
* материалы для утяжеления и обработки буровых и тампонажных растворов;
* хозяйственно-бытовые сточные воды.
Большинство из указанных отходов, оказывающих наиболее негативное влияние на окружающую среду, образуются в жидкой форме. Для их утилизации требуется либо дополнительное производство по очистке или переработке, либо отведение земель под строительство специальных бассейнов-хранилищ.
С целью оптимизации процесса обращения с жидкими отходами на месторождениях полезных ископаемых используется метод подземного захоронения промышленных стоков в поглощающие водоносные горизонты. Для этого водоносный горизонт должен обладать высокой поглощающей способностью (приемистостью) и быть надежно изолирован от других водоносных горизонтов, чтобы не допускать их загрязнения или прямого выхода стоков на дневную поверхность. Поглощающий водоносный горизонт не должен содержать пресных вод хозяйственно-питьевого назначения, бальнеологических и промышленных вод. Таким образом, захоронение возможно лишь в водоносные горизонты с непригодной для практического использования минерализованной водой.
Поглощающий водоносный горизонт должен быть надежно изолирован и на участке полигона захоронения, и в пределах всей области изменения гидродинамического режима, вызванного закачкой промышленных стоков. Поэтому для обеспечения экологической безопасности между поглощающим горизонтом и эксплуатируемым для каких-либо целей водоносным горизонтом должен иметься буферный пласт водоупорных пород. Поскольку в поглощающем водоносном горизонте промышленные стоки испытывают сильные латеральные миграции, то буферный горизонт по площади должен значительно превосходить область гидродинамических возмущений. Это позволяет предотвратить выход промышленных стоков на поверхность или в вышележащие слои горных пород по вертикальным каналам миграции.
В других случаях в качестве поглощающих горизонтов могут использоваться глубокие водоносные горизонты или пласты - коллекторы, искусственно созданные посредством разрыва сплошности горных пород в скважинах на значительных глубинах (в основном в зонах геологических контактов).
Для глубоких водоносных горизонтов характерны низкие гидравлические градиенты, высокая протяженность путей фильтрации, фациальная изменчивость водоносных пород. Это ограничивает латеральное движение подземных вод и главную роль начинает играть вертикальное перемещение. В еще большей степени это характерно для искусственных пластов-коллекторов. Поэтому важную роль в обеспечении экологической надежности процесса подземной утилизации промышленных стоков будет играть изучение тектонических нарушений (главным образом, активных разломов) и современных тектонических движений в районе полигона захоронения.
Впервые подземное захоронение не утилизируемых промышленных стоков начало применяться как сброс попутно добываемых промысловых вод при разработке нефтяных месторождений в 50-х...60-х г.г. (в СССР и в США). Нагнетание осуществлялось на выведенных из эксплуатации скважинах в горизонты, ранее содержавшие нефть, или в вышележащие поглощающие горизонты. Позднее этот опыт стал широко использоваться на предприятиях нефтепереработки и нефтехимии, а также для захоронения радиоактивных отходов. Однако ранее к конструкции, качеству сооружения и режиму эксплуатации таких скважин, а также к геологическому обоснованию захоронения специальные требования не выдвигались. Тем более, не прорабатывались вопросы охраны окружающей среды. В результате, зачастую происходили: загрязнение неглубокозалегающих пресных вод, потеря приемистости скважины в результате кольматации пласта-коллектора, возникновение вне трубных переносов рабочих тел и другие негативные явления. Это в значительной мере дискредитировало глубинное захоронение и к 80-м...90-м г.г. привело к необоснованному отказу (в ряде случаев) от его применения.
В последние годы наметилась тенденция к возврату использования технологии подземного захоронения, которая ныне основывается на точном эколого-геологическом исследовании, оперативном контроле и оптимизации схем эксплуатации полигонов захоронения.
Сегодня главным условием профилактики чрезвычайных ситуаций, надежной эксплуатации нагнетательных скважин и полигонов захоронения является инженерно-экологический мониторинг. Он включает следующие основные направления:
1. Мониторинг нагнетания отходов. В ходе его фиксируются параметры нагнетания и состав отходов, их соответствие регламентным нормам.
Главные контролируемые параметры: давление и расход нагнетания, химический состав отходов и их физические характеристики, к последним относятся: содержание мелкодисперсных взвешенных твердых веществ, кислотность или щелочность, содержание солей, нестабильных компонентов или компонентов, вступающих в реакции с подземными водами с образованием слаборастворимых соединений или кольматантов.
2. Мониторинг состояния недр. Он включает несколько видов наблюдения:
* Гидродинамический контроль — определение полей напоров пластовых жидкостей в пласте-коллекторе и контролируемых горизонтах.
* Гидрогеохимический контроль определение состава подземных вод, компонентов отходов и физико-химических показателей, характеризующих процесс захоронения.
* Геофизический контроль определение изменений физических полей в недрах (температуры, электрического сопротивления пластовых жидкостей, распределение напряжений и сейсмических эффектов).
3. Мониторинг технического состояния скважин.
Включает методы гидродинамического, гидрохимического (определение напоров и компонентов в вышележащем горизонте в районе контролируемой скважины) и геофизического контроля: термометрию, расходометрию, акустическую цементометрию, проводимость пород прифильтровой зоны (методом мгновенного подлива), опрессовку обсадных колонн.
Эти виды наблюдений позволяют выявлять осложнения и предотвращать аварийные ситуации: ухудшение затрубной изоляции, нарушение герметичности обсадных колонн, образование песчаных пробок, снижение фильтрационных свойств пород пласта — коллектора.
Для организации сети инженерно- экологического мониторинга полигона захоронения предусматривается оборудование специальных наблюдательных скважин, которые располагаются в соответствии с направлениями основных прогнозных линий тока погребенных отходов.
Внешний контур наблюдательных скважин должен полностью покрывать прогнозируемый ареал распространения отходов. Скважины должны вскрывать как пласт - коллектор, так и выше лежащие над ним горизонты.
С учетом строгого соблюдения всех инженерно-экологических решений на полигонах захоронения промышленных стоков можно считать, что избранная технология обращения с отходами является сегодня наиболее эффективной и экологически безопасной.
В настоящее время наиболее разработанной методически и практически является технология захоронения промышленных стоков в глубокие горизонты на платформах. Данная технология была успешно использована при разработке Знаменского месторождения промышленных рассолов (МПР) на юге Сибирской платформы.
Рассолы по химическому составу и концентрациям редких металлов и минеральных солей уникальны и в мировой практике не встречаются. Химический анализ проб показал следующие результаты: общая минерализация - до 590 г/л, плотность до 1,43 г/см3, кислотность — 2,00... 4,35 рН. Содержание основных химических элементов превышает промышленные кондиции: брома - в 30-50 раз, лития — 25-40 раз, стронция - 20 раз, марганца - 5-10 раз, рубидия - 9 раз.
С момента начала освоения Знаменского МПР вариант обращения с промышленными стоками посредством их закачки в поглощающие горизонты был фактически безальтернативным, исходя из экономической и экологической ситуации, норм профилактики чрезвычайных ситуаций.
Черты геологического и тектонического строения района благоприятствовали захоронению промышленных стоков в глубокие горизонты. Комплексный анализ геолого-геофизических материалов и результатов глубокого бурения на нефть и газ в пределах региона показал, что поглощающие горизонты приурочены в основном к следующим стратиграфическим комплексам:
* карбонатным породам соленосной толщи отложений нижнего кембрия;
* терригенным породам подсоленосной толщи отложений мотской и ушаковской свит нижнего кембрия;
* зонам развития трапповых интрузий.
Наибольший интерес представляют интервалы поглощения, находящиеся под перекрытием мощных пачек солей, что обеспечивает экологическую безопасность захоронения отходов.
Систематизация всей информации позволила установить варианты технологических схем захоронения промышленных стоков с учетом реальных конструкций, объектов поглощения, их гидродинамических характеристик, как для уже пробуренных скважин, так и для проектируемых.
При разработке схем закачки для скважин с притоком промышленных рассолов предусмотрено разобщение поглощающих и водопроявляющих интервалов.
Были разработаны следующие варианты:
* с системой разделяющих пакеров в подсоленосном комплексе;
* в закаленное пространство 8-дюймовой колонны в зону гидроразрыва пласта с получением притока флюида по внутреннему пространству 5-дюймовой колонны,
* запасная скважина, пробуренная на интервал поглощения с последующей интенсификацией методом гидроразрыва пласта, в варианте, когда ожидаемое поглощение зоны в данном интервале разреза, отсутствует.
Эта схема прошла апробацию в составе материалов, представленных в Государственной экономической комиссии Госплана СССР еще в 1990 г.
Разработанная система сооружения и эксплуатации полигона захоронения на Знаменском МПР включала следующие основные виды деятельности:
* прием и подготовку отходов для захоронения в соответствии с регламентными нормами;
* нагнетание отходов в пласт — коллектор в регламентных режимах;
* мониторинг, процесса захоронения и распространения отходов в недрах, а также технического состояния инженерных сооружений;
* оптимизацию эксплуатации полигона на основании мониторинговых данных.
Подготовка, отходов к захоронению обеспечивала:
* совместимость отходов с породами и пластовыми водами пласта-коллектора,
* предупреждение кольматации (заиливания) прифильтровой зоны пласта — коллектора содержащимися в отходах взвесями,
* исключение образования слаборастворимых соединений, снижающих фильтрационные свойства пласта коллектора,
* минимизацию коррозионного разрушения конструкционных элементов и интенсивного растворения пород пласта-коллектора.
На этапе геологоразведочных работ в качестве перспективного объекта для захоронения промышленных отходов был принят бильчирский горизонт, ангарской свиты нижнего кембрия, залегающий на глубине 800-850 м. При этом было разработано техническое решение по захоронению отходов через эксплуатационную скважину. При проведении поискового бурения пионерной эксплуатационной скважиной предполагалось вскрытие и опробование пластов-коллекторов бильчирского горизонта. По результатам опробования в скважине 3-А, горизонт характеризовался низкими фильтрационными параметрами вследствие широко развитых процессов вторичной кольматации галитом (NaCl). Было проведено вторичное воздействие на пласт-коллектор методом гидроразрыва, после чего осуществлена пробная закачка сначала пресной воды, затем рассола. Приемистость пласта признана удовлетворительной. Последующее перекрытие этого интервала обсадной колонной и поднятие цемента до интервала поглощения позволило полностью реализовать спроектированное техническое решение.
Несмотря на полученные положительные результаты, предложенная схема не соответствовала инструктивным документам контрольных органов Госгортехнадзора.
Поэтому было разработано другое, дополнительное техническое решение и предложено для организации захоронения отходов пробурить специальные нагнетательные скважины глубиной около 800 м для закачки в тот же бильчирский горизонт. В таких скважинах, специально оборудованных лифтовыми трубами, возможность работы с поглощающим пластом и прокачки жидкости остается, что должно обеспечить непрерывность процесса захоронения.
Опыт бурения, испытания и опытно-промышленной эксплуатации скважин на Знаменском месторождении показали, что наиболее эффективно параллельное использование предложенных вариантов.
Таким образом, на Знаменском месторождении разработана и апробирована принципиальная технологическая схема обращения с отходами производства, позволяющая обеспечить экологическую безопасность и профилактику чрезвычайных ситуаций, а также надежность процесса захоронения отходов.


Главная | Новости | Проекты | Сотрудничество | Технологии, исследования | Право, экология | Конференции, семинары | Контакты | Карта сайта


Назад к содержанию | Назад к главному меню